Последние документы

Контакты

Некоммерческий фонд "Региональный оператор капитального ремонта многоквартирных домов КБР"

Адрес: 360051, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Лермонтова, д.22

Интервью главы Минстроя России Михаила Меня радиостанции "Эхо Москвы"

29.03.2017 Интервью главы Минстроя России Михаила Меня радиостанции "Эхо Москвы"

С. Сорокина― Здравствуйте. Это программа «В круге Света». Здесь Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина. Сегодня у нас один гость. Это Михаил Александрович Мень, министр строительства и ЖКХ. Здравствуйте.

М. Мень― Добрый вечер.

С. Сорокина― Я сразу назову номер телефона +7-985-970-45-45. Пожалуйста, присылайте свои вопросы. Говорить мы сегодня будем о том, что относится к компетенции Михаила Александровича. Это строительство и ЖКХ. Первым делом хотела спросить, министерство все-таки относительно молодое, всего…

М. Мень― Три года с небольшим.

С. Сорокина― И когда оно создавалось, как сейчас помню на месте Минрегионов, какие-то ставились новые задачи. В том числе они определялись для вас, и вы говорили, что вам бы хотелось сделать. Как вы считаете, что-то удалось сделать за это время.

М. Мень― Наверное, оценивать не мне все-таки. Но хочу сказать, что по ряду моментов нам удалось добиться определенных результатов. Первое — это то, что все-таки благодаря программам по поддержке и развитию жилищного строительства именно те три года, которые функционирует министерство, страна стала вводить рекордный объем жилья. Больше 80 миллионов квадратных метров. Напомню, 14-15-16 год свежие цифры буквально вчерашние из Росстата – 80 миллионов 200 тысяч квадратных метров, это все превышает значительно рекорды советского периода.

С. Сорокина― А вы знаете, может быть это не всем понятно. А что собственно входит в компетенцию вашего министерства? Сейчас существуют застройщики абсолютно автономные. Это частные компании, они большие игроки. Не только же государство что-то строит. А что в вашей компетенции, какой вы тут регулятор.

М. Мень― Совершенно верно вы отметили, что мы в первую очередь регулятор. Что касается жилищного строительства мы и регулятор, и в том числе и министерство, которое занимается поддержкой. Вы помните прошлогоднюю программу по субсидированию процентной ставки по ипотеке. Мы по поручению президента страны сделали в правительстве эту программу вместе с нашими коллегами из Минфина и эта программа дала очень хороший результат. Каждая третья квартира, купленная на первичном рынке через ипотечное кредитование в прошлом году, а это квартира, купленная с помощью государственной поддержки, субсидирования процентной ставки. То, что касается также регулирования строительства жилья, это 214-й федеральный закон, самый главный закон о долевом строительстве. Я думаю, мы еще поговорим о нем. Здесь большая работа регуляторики идет у нашего министерства. Следующая тема – техническое регулирование и ценообразование. Сложные серьезные профессиональные темы, которые касаются градостроительной деятельности с точки зрения именно технического регулирования, имеется в виду своды правил, СНиПы и так далее.

С. Сорокина― То есть документы.

М. Мень― Так точно. Мы устанавливаем правила игры для отрасли. И огромная реформа ценообразования, которую мы затеяли три года назад, и в этом году я надеюсь, мы к концу года выйдем на определенное создание информационной системы, в которой будет каждый кирпичик, каждый гвоздь будет виден абсолютно любому заказчику, любому гражданину. Любой гражданин сможет воспользоваться этой государственной информационной системой ценообразования. И мониторинг будет осуществляться раз в квартал. И третья часть нашей работы, третья составная это регулирование отрасли ЖКХ. Введение не так давно, это была наша инициатива вместе с нашими коллегами из парламента, лицензирования управляющих компаний, на которых было много нареканий. Это создание условий для привлечения частного бизнеса в отрасль, создание новых подходов в концессионных соглашениях по управлению ресурсами и так далее. Вот мы скорее регулятор. Хотя у нас есть маленькое количество, но все-таки некое количество объектов, которые мы ведем.

С. Сорокина― Государственное строительство.

М. Мень― Да, но их крайне немного, мы чаще осуществляем государственный строительный контроль, и наша подведомственная организация это Главгосэкспертиза. То есть мы делаем экспертизу всех больших знаковых проектов, где задействованы средства федерального бюджета или даже средства региональных бюджетов или частные средства. Если это особо опасный объект и эта ситуация на безопасность здания…

С. Сорокина― Это имеется в виду нежилое строительство.

М. Мень― Да. Совершенно верно.

С. Сорокина― Вы знаете, когда вы вступали в должность, вы говорили о том, что у вас основная, пожалуй, задача это повышение доступности жилья и именно направить усилия на то, чтобы эта доступность была более доступной. Вопрос. Удалось ли все-таки, я имею в виду не только ипотеку. Вот что с  доступностью жилья.

М. Мень― У нас без учета даже инфляции порядка 30% падение стоимости жилья произошло за эти три года.

С. Сорокина― На самом деле рынок продиктовал.

М. Мень― Безусловно, но и такие вещи как поддержка субсидирования процентной ставки, которая сыграла ключевую роль здесь. А в этом году вы знаете мы отказались от субсидирования процентной ставки, поскольку изменилась ситуация с ключевой ставкой ЦБ, и сегодня сами банки рыночную ставку уже для ипотечников делают гораздо ниже, чем даже мы субсидировали в прошлом году. Вот вам пример сегодня ВТБ это 10,4%, сбербанк – 10,8%, где-то так. По разным программам. Но средняя такая цифра. То есть в этом году мы перешли на другую задачу, мы помогаем региональным застройщикам, которые занимаются комплексным освоением территории в части инфраструктуры. Сегодняшний вызов заключается в том, что в большинстве регионов закладывать стоимость инфраструктуры внутрь квадратного метра очень проблематично, потому что это повышает стоимость, и недвижимость сразу теряет в спросе. И сегодня 20 млрд. из федерального бюджета на это выделено. Плюс софинансирование из региональных бюджетов. И у нас 33, сейчас остался 31 проект, два проекта не прошли экспертные оценки, 31 регион, более 60 проектов мы будем помогать инфраструктурой. То есть социальная инфраструктура, детсады, школы. В микрорайонах комплексной застройки. Это конечно не Москва и не Санкт-Петербург, это регионам, где сложнее. В Москве можно еще закладывать с учетом покупательской способности, Москва, Питер, Ленинградская область, Московская область, инфраструктуру можно делать либо за счет бюджета, либо за счет цены квадратного метра. Потому что здесь выше покупательная способность. Регионам сейчас очень сложно. 35-40 тысяч рублей — такая цена сегодня в регионах. До 40 тысяч рублей жилье, я не люблю, правда, эту формулировку эконом-класса. Мы сейчас все документы стараемся переписывать…

Ю.Кобаладзе― Это квадратный метр?

М. Мень― Так точно. Стандартное жилье…

С. Сорокина― Регионы.

М. Мень― Без Москвы и Московской области.

Ю.Кобаладзе― А в Москве?

М. Мень― В Москве уже гораздо выше. И здесь невозможно оценить так, потому что здесь очень сильный разброс по районам, элитное жилье и так далее. Возвращаясь к терминологии, и давайте мы будем ее употреблять, все-таки жилье стандартное. Просто когда-то в свое время кто-то неправильно перевел и жилье эконом-класса оно постоянно двигается вместе с нами по жизни, хотя неправильное определение, потому что это стандартное жилье. Во всем мире так называется. Вот стандартное жилье в регионах сегодня в среднем в новостройках имеет такую цену. И конечно, в такую цену очень сложно вложить инфраструктуру. И мы стараемся максимально помочь. Что такое инфраструктура – это социальная инфраструктура, это внутриквартальные дороги, внутри соответствующих микрорайонов комплексной застройки и еще у нас есть такая опция это субсидирование процентной ставки по инженерии, по инженерным сетям.

Ю.Кобаладзе― Скажите, а остановилось падение цен на квартиры? Я почему спрашиваю, продавать квартиру или нет.

М. Мень― Сейчас по нашим оценкам некий баланс наступил. Потому что себестоимость уже приблизилась к продажной цене. Я думаю сейчас такой момент соответствующий.

Ю.Кобаладзе― Лучше подождать.

М. Мень― Может быть уже ждать не имеет смысла.

С. Сорокина― Лучше не будет. А вот как раз спрашивают нас, и я хотела спросить, хорошо конечно звучат эти цифры, 80 миллионов квадратных метров, и в этом году 75-80 прогнозируется нового жилья. А вопрос, спрашивают из Санкт-Петербурга: «А какой прок в наращивании объемов, если жилье недоступно. И если в той же Москве мы знаем, просто умираем от рекламы этого жилья всевозможных построенных комплексов, которые не раскупаются».

М. Мень― Ну как это недоступно. Давайте с вами просто посмотрим на цифры ипотеки. Вы знаете, сколько в этом году люди взяли ипотечных кредитов. Почти на полтора триллиона рублей. Люди верят сегодня в ипотеку, люди приходят в ипотеку и верят и в долевое строительство. И сегодня востребованность жилья очень приемлемая, и нам кажется, что сейчас наступает некий иной тренд. Почему есть кварталы, которые сегодня не раскупаются. Люди требуют, это тренд особенно прошлого года. И уже в регионах. Люди требуют другого качества. Недавно я был в Кирове и посмотрел два микрорайона. Один просто обычный стандартный ДСК построил обычные большие башни, ничего там нет интересного, привлекательного. И владелец мне жаловался, вот плохие продажи. Все стоит. А соседний микрорайон молодые креативные ребята сделали малоэтажку 4-5 этажей. Сделали общественное пространство, зоны, городскую среду нормальную, в шаговой доступности вся инфраструктура. Эти же деньги просят, порядка 40 тысяч рублей за квадратный метр. У них все разбирают как горячие пирожки. И я сказал этому владельцу ДСК, что нужно перестраивать, иначе вы попадете в банкротство. И сегодня это повсеместная история. Люди сегодня, осмыслив, что есть возможность договор долевого участия, есть возможность брать ипотеку, люди сегодня уже не спешат, они присматриваются и идут туда, где есть грамотно развитое общественное пространство, территория, особенно молодежь реагирует на это чутко. И это поверьте прямо тренды прошлого года и они будут активно развиваться.

С. Сорокина― Наверное, но, тем не менее, знающие люди и к их мнению я тоже прислушиваюсь, говорят, что не в последнюю очередь колоссальная реновация, которая в Москве затевается в том числе подталкивается и застройщиками, которые построили огромное количество жилья и оно слабо реализуется. Можно отмахнуться от такого мнения, но что-то в этом есть.

М. Мень― Вы знаете, пока мы не ощущаем кризиса продаж нормального жилья. Я имею в виду нормальное жилье, не жилье бизнес-класса, а любое жилье. Стандартное. Пока такого не ощущается. Потому что работают такие механизмы как ипотека, долевое строительство, мы видим, что качественное все достаточно активно и по регионам продается. Теперь что касается Москвы и пятиэтажек. Ведь что у нас получилось. У нас именно центральная часть города застроена сегодня пятиэтажками, а чуть дальше к МКАД как раз более современное жилье. То, которое строилось в 70-80 годы. Конечно, морально домостроения тоже устарели. Но все равно не настолько устарело, как эти пятиэтажки. Поэтому мы поддерживаем инициативу правительства Москвы. Это большая серьезная программа. И эта программа может изменить внешний вид города и поверьте, что людям это тоже будет, конечно, приятно по желанию переехать в совершенно другого состояния, другого уровня жилье.

С. Сорокина― Здесь «по желанию» слово, которое можно обсуждать.

М. Мень― В правительстве Москвы планируют обязательно точку зрения учитывать.

С. Сорокина― Я знаю, что компетенция конечно московских властей, господина Хуснуллина. Или господина Собянина. Но спросить вас как министра хочу вот о чем. Скажите, пожалуйста, для всех нас было как снег на голову, сегодня как раз снег, вот эта программа реновации. Она вдруг откуда-то появилась и мы узнали в одночасье, одним утром что называется, что это всем предстоит. Полтора миллиона москвичей, кто обрадовался, кто загрустил, узнали судьбу свою предстоящую. Так вот вопрос: а вы в курсе были как министр этого колоссального проекта или нет. Или тоже также.

М. Мень― Во-первых, конечно мы были в курсе. Что ведется такая проработка. Во-первых, ничего нового в этой программе нет.

С. Сорокина― Ничего себе, полтора миллиона переселить.

М. Мень― Уже один раз подобная программа работала. При Лужкове…

С. Сорокина― Она не объявлялась.

Ю.Кобаладзе― Не довели до конца.

М. Мень― Конечно не довели. Но порядка 7-8 по-моему миллионов квадратных метров жилья было расселено. И поскольку я тоже имел честь в свое время работать в правительстве Москвы, я очень хорошо помню, что программа была, работала и люди получали квартиры, и конечно, сейчас объемы порядка 25 миллионов квадратных метров жилья. Больший объем. Но мне кажется…

С. Сорокина― Тогда речь шла о совсем ветхих домах. Тех, которые просто просились на то, чтобы их снесли.

М. Мень― Сегодня те дома, о которых идет речь, тоже не украшают наш город. Мне кажется это большая такая стратегическая задача. И мне кажется, если удастся реализовать задуманное, по крайней мере, как сегодня позиционируют эту программу власти города Москвы, то это будет великое дело, безусловно. И это изменит лицо нашего города лет за 15-20.

С. Сорокина― А как министерство в этом проекте, каким краем, боком, регулированием участвует?

Ю.Кобаладзе― Или мешает.

М. Мень― Нет, наши специалисты помогали специалистам правительства Москвы в подготовке законопроекта. Законопроект этот касается только города Москвы. Поскольку именно здесь стоит такая проблема и здесь конечно другие возможности в Москве. И сегодня уже вычищенный законопроект зайдет в ближайшее время в правительство РФ для соответствующего (неразборчиво), мы его еще раз внимательно посмотрим, в каком он виде пришел, и будем давать соответствующее заключение правительству РФ на этот законопроект.

С. Сорокина― А чего он касается?

М. Мень― Он касается специального регулирования для этой программы. Будут делегированы полномочия правительству Москвы по техническому регулированию и по принципам расселения этих пятиэтажек. Потому что сегодня вы знаете, у нас работает 185-й федеральный закон относительно расселения тех домов, которые признаны аварийными по стране в целом на 1 января 2012 года. И там они не подходят для работы в Москве по расселению пятиэтажек. И здесь нужны другие…

С. Сорокина― Почему, Галина Хованская говорит, что все у нас есть в законодательстве, ничего дополнительного не надо. Она с опаской говорит, что что-то там сейчас намутят и привнесут такие нормы, от которых не обрадуемся.

М. Мень― У нас сегодня закон о расселении только гласит четко о расселении домов, которые признаны официально аварийными. А здесь могут люди высказать свою точку зрения, если их дом не признан аварийным, но они готовы принять условия правительства Москвы переехать. А мы их 185-м федеральным законом ограничим в этом их стремлении. Поэтому мы даем возможность не ограничивать людей.

Ю.Кобаладзе― А сейчас какой-то анализ проведен, люди как реагируют. В целом приветствуют это.

М. Мень― Это скорее вопрос не к нам, а к правительству Москвы. Я думаю, они наверняка какой-то интерактив делают, опросы проводят. И мне кажется, что такое дело очень полезное и я уверен, что большинство людей, поскольку там, насколько я знаю все-таки зашиваются в эту задачу опросы граждан, я думаю, что большинство будет поддерживать расселение. Мне кажется так.

С. Сорокина― А если большинство, то значит и все подтянутся. Еще один вопрос. Заканчивая эту тему. Я когда посмотрела об организации министерства, наказах, которые давал тогда председатель правительства, и вот Дмитрий Анатольевич сказал вам тогда, что нужно бороться очень с коррупцией в ЖКХ. Бейте по рукам и в случае необходимости передавайте материалы в правоохранительные органы. Сказал он тогда, очень нажимая на то, что надо бороться с коррупцией. Вам удалось в  вашей в общем коррупционноемкой отрасли сложной что-то в этом смысле сделать.

М. Мень― Докладываю. Наша программа по поэтапному переходу на управление ресурсами частными компаниями не государственными и есть главный залог борьбы с коррупцией в отрасли. Потому что управление МУПами и ГУПами приводит однозначно к коррупционным схемам. Потому что любой руководитель МУПа, ГУПа он все равно при всем уважении к потенциальному теоретическому руководителю ГУПа и МУПа все равно себя чувствует временщиком. Он сегодня работает руководителем, завтра не работает. Ему что есть порывы в сетях, что нет. То есть у него идеология обратная. Он зарабатывает на потерях.

Ю.Кобаладзе― На нашем горе.

М. Мень― Конечно. На потерях. Что касается концессионера, который приходит и начинает управлять ресурсами, у него обратная история. То есть, имея тот же совокупный платеж, если он сокращает потери в сетях, это все его прибыль. И здесь интересные есть цифры, то есть мы наблюдаем за тем, как в регионах управление особенно водоснабжением, водоотведением переходит на условия концессии, концессия это временная собственность. Мы не можем отдавать в частные руки управление ресурсами, потому что это система жизнеобеспечения. Весь мир идет по пути концессионных соглашений. Вообще в России до революции все железные дороги по концессиям построены. США — все железные дороги и автодороги строили по концессиям. Начинали. И весь принцип в том, что концессионер, заключая концессионное соглашение с регионом, с муниципалитетом, он сам заинтересован в том, чтобы минимизировать свои потери, минимизировать какие-то ЧП, происходящие на сетях. И понятно, что у нас конечно, к сожалению, и бизнес-структуры не святые. Это мы прекрасно понимаем и есть много вопросов. Но в целом все равно мотивация владельца компании, который зарабатывает на минимизации потерь она одна, а мотивация руководителя МУПа, который зарабатывает на потерях, она другая. И весь принцип в этом. Это основное.

С. Сорокина― Что-то недавно ваш заместитель Чибис сказал по поводу концессионеров.

Ю.Кобаладзе― Я сразу Остапа Бендера вспоминаю.

С. Сорокина― Что там меняется способ поддержки их.

М. Мень― Сейчас расскажу. Мы сейчас сделали третьей стороной концессионного соглашения регион. Потому что вообще до сего дня концессионеры заключали соглашение с континентом в виде муниципального образования. А регион оставался где-то в стороне. Знаете, надо муниципалитеты защищать, потому что я сам много лет работал в регионе. Не всегда у муниципалитетов есть юридическая соответствующая поддержка, сильные юристы и так далее и их регион не должен бросать свои муниципалитеты на съедение бизнесу что называется. И их должны поддерживать. Это первое изменение. Теперь третья сторона – регион. Дальше важное изменение – то, что касается не полностью дооформленного имущества. У нас же советское наследие большое до сих пор. И очень много имущества муниципалитеты не оформили до конца. И получается, вот многие главы субъектов приезжали ко мне и говорили, что мы готовы привлечь концессионера, но у нас не оформлено имущество. Вот мы дали возможность, если хотя бы 50% имущества оформлено, и муниципалитет и по согласованию с третьей стороной с регионом готов делегировать полномочия концессионеру оформить дальше в течение года, двух лет заключить договор и дооформить имущество на муниципалитет, естественно, не на себя. То есть такой объект тоже можно объявлять в концессию. И еще существенная вещь это если есть определенные долги на этом МУПе, ГУПе, а это сплошь и рядом, потому что это принципы управления ГУПами, МУПами, если концессионер готов взять на себя погашение этих долгов, то тоже возможно объявление конкурса на концессию.

С. Сорокина― Это всего лишь один пример с концессиями, которые можно поддерживать и избегать коррупционных схем. Это же не единственное.

М. Мень― Конечно. Это главное. Это ресурс. Второе, конечно, это управляющие компании, которые управляют нашими многоквартирными домами. Это появилось новшество лет 10 назад. Я еще работал на земле тогда. И тогда возникла очень сложная ситуация.

С. Сорокина― Михаил Александрович, запомните эту мысль, и мы сразу после новостей продолжим.

НОВОСТИ

С. Сорокина― Еще раз вас приветствую. Михаил Мень, министр строительства и ЖКХ. Вы не думайте, что я и Юрий Георгиевич не обращаем внимания на ваши sms. Мы их видим, сейчас обязательно зададим вопросы. Но сначала хотела бы услышать конец ответа по управляющим компаниям.

М. Мень― Сегодня у нас зарегистрировано в нашей системе информационной ГИС ЖКХ 18 тысяч 997 управляющих компаний по стране. И 272 уже были лишены лицензии. То есть сегодня лицензионное требование жесткое и наконец в руках у людей появилась возможность все-таки заменить свою управляющую компанию.

С. Сорокина― Потому что это было огромной проблемой.

М. Мень― Сегодня варианты есть. Мало того, подделка общедомового собрания сегодня уголовно преследуется. Потому что приравнена к подделке документов. Это важная составляющая очень. Потому что этим грешили всегда.

С. Сорокина― Юрий Георгиевич, ты хотел вопрос задать.

Ю.Кобаладзе― Обманутые дольщики тут.

С. Сорокина― Да много вопросов. Вот я читала у вас в интервью по поводу того, как решается проблема по поводу дольщиков СУ-155, потому что это громадная была тема.

М. Мень― Может с этого и начну. Это действительно огромная проблема. Только вчера мы у председателя правительства Дмитрия Анатольевича собирались, обсуждали эту тему. Обвалилась такая компания, которая строила 145 жилых домов многоквартирных в 14 регионах. И порядка 30 тысяч людей попали в сложнейшую жизненную ситуацию. И сегодня мы приняли решение на правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции о том, что, к сожалению, нам придется вмешиваться в эту ситуацию. Это эксклюзивный случай. Потому что в принципе правительство в деятельность частных компаний не вмешивается. Но здесь мы 30 тысяч просто не могли бросить на произвол судьбы. И сегодня было принято решение о том, что банк «Российский капитал» государственный банк становится санатором, условно говоря, потому что все-таки санаторство применяется к финансовым институтам, но мы называем его санатором. И сегодня, собственно говоря, уже ситуация сдвинулась с мертвой точки очень неплохо. Вот по 16-му году банк 59 домов построил, уже ввели в эксплуатацию. Это 13 тысяч с лишним людей уже въехали. И в 17-18 году отдельно 71 дом это еще 14 тысяч должны быть достроены. Еще несколько домов 15 домов есть в Звенигороде Московской области, а там отдельная схема, там санатором является другая компания.

Ю.Кобаладзе― То есть это именно для обманутых дольщиков.

М. Мень― Да, но здесь мы должны понимать, что у СУ-155 остались активы. И все активы были собраны в единый блок, на единый фонд банка «Российский капитал». И дальше это и земельные участки, и свободные договора долевого участия. Это и непрофильные активы и профильные и так далее. И ДСК и современные ДСК в том числе. И сегодня поэтапно идет реализация этих активов, и банк частично инвестирует свои средства. Дальше он перекрывает эти траты, причем здесь очень сложная работа. И сложные схемы. То, что касается дальнейшего долевого строительства. Вообще 214-й федеральный закон о долевом строительстве оправдал себя. Потому что подавляющее большинство сегодня обманутых дольщиков, мы не берем сейчас группу компании СУ-155, в целом это жертвы часто очень схем. Не 214-го федерального закона. Схемы были такие как, например…

С. Сорокина― Как пирамида.

М. Мень― Делают ЖСК, ЖСК собирает с людей деньги, целый район строится несколько домов, целый квартал, дальше это ЖСК кредитует застройщика. Здесь это уже не ко мне, к МВД, это уже схемы. Но сегодня мы в законодательстве все эти лазейки практически убрали. Сегодня один дом — один ЖСК, то есть такую схему больше не сделаешь. Дальше мы убрали безответственность, когда зарегистрировал компанию, 10 тысяч уставной капитал, стол и компьютер, капнул экскаватором – начал деньги с людей собирать. Сегодня по новому нашему закону соизмеримо с тем, что ты строишь, должен быть твой уставной капитал. Дальше реклама. Даже в эту вынуждены были в ситуацию погрузиться. Очень часто были проблемы, когда рекламируется одно, компания другая, люди платят деньги третьей компании, квартал рекламируется этот. В общем, тоже мы все это дело убрали. И самое главное, принятие решения, было принято решение президентом в прошлом году в мае на госсовете. О создании государственного фонда по аналогии с АСВ, который…

С. Сорокина― Страхование.

М. Мень― Потому что вообще договора долевого участия страховались всегда. Но ни разу, насколько я знаю, три года проработав с лишним министром, чтобы хоть одна страховая компания закрыла какой-то вопрос. И сегодня мы с теми же СУ-155 и людям помогаем, банк, мы с утра до вечера занимаемся проблемой. Ни одного страховщика я рядом даже не видел. И у них, конечно, еще хватает определенной наглости устраивать всякие лоббистские вещи, тормозя принятие наших законодательных инициатив. Понятно, что мы их лишаем серьезнейшего бизнеса.

С. Сорокина― Страховщиков. То, что будет единый фонд по принципу как банки.

М. Мень― Совершенно верно. Мы знаем сегодня АСВ, если попадает человек в сложную ситуацию, определенная сумма, миллион 400 она все-таки людям выплачивается.

С. Сорокина― Чтобы не сразу умерли.

М. Мень― Или некоторые даже раскладывают в несколько банков суммы.

С. Сорокина― Многие по много раз горели.

М. Мень― Чтобы хотя бы получить. И здесь такая же схема. Мы сегодня внесли в ГД уже последний пакет изменений в закон 214-й, где как раз развилка эта и двоякое чтение этого закона о том, что не будет больше страхование в страховых компаниях, а только в государственном фонде внесли. И ждем уже решения парламентариев. И это изменит ситуацию и у людей будет больше спокойствия при инвестировании в договора долевого участия.

Ю.Кобаладзе― А что касается уже обманутых вы решаете.

М. Мень― Да, мы сейчас решаем. Вот СУ-155, дальше вообще конечно ответственность субъектов РФ. Они выдавали разрешение на строительство, они смотрели за финансовым состоянием компании и сегодня большинство субъектов все-таки понимают, как действовать. Сегодня у нас за последние три года было около 50 тысяч людей, попавших в эту сложную ситуацию. Сегодня 39 тысяч. То есть постепенно под нашим контролем субъекты решают этот вопрос. Выдают повышенные ТЭПы кому-то из инвесторов. За счет повышения ТЭПов до определенной нагрузки дают застройщикам по расселению. То есть решают этот вопрос определенным образом. И плюс, конечно, и правоохранители подключаются, смотрят активы, которые остаются после таких нерадивых застройщиков.

С. Сорокина― Который раз, когда говорим о каких-то проектах колоссальных в Москве, пишут из регионов, ну что-то вроде нам бы ваши проблемы. Потому что конечно, основное количество этого ветхого аварийного непригодного для жизни жилья, оно по стране нашей огромной. Как у нас с этим ветхим жильем. Вот Москва тут делает реновацию, даже еще жилые дома будет сносить очередной серии. А по регионам не так проблема стоит. Проблема ветхого жилья. Как с этим?

М. Мень― Конечно, я это знаю очень хорошо, поскольку сам много лет работал в регионах. Московской области, Москве и 8 лет в Ивановской области. Очень сложном субъекте РФ. Хочу сказать, что сегодня у нас работает большая программа по расселению аварийного жилья. У нас задача до конца этого года, вот эта программа работает с восьмого года, расселить 11 с лишним миллионов квадратных метров жилья. Сегодня уже нам осталось порядка 3 миллионов расселить. То есть за это время порядка 8 миллионов было расселено уже. Это большая программа. На нее тратятся большие средства. И сегодня движение вперед достаточно неплохое. В целом за последние три года, сколько работает наше министерство, и наш фонд содействия реформ и ЖКХ у нас порядка 3 миллионов ежегодно расселяем. Когда программа кончится, будем решать вопрос, как дальше действовать и разные законодательные инициативы сегодня рассматриваются и предлагаются. Но то, что касается аварийного жилья. Есть жилье, которое не аварийное, тоже ветхое как его называют. Здесь работает программа капремонта. И программа сложная, социально очень сложная. Но других решений мир не придумал. И сегодня капремонт вообще страна собирает порядка 100 млрд. рублей в году…

С. Сорокина― Все-таки собираются.

М. Мень― Да и сегодня вы знаете, интересный тренд, если полтора года назад, когда программа только начинала раскручиваться, огромный вал был обращений людей, зачем это надо, отмените. Сегодня совершенно другие вопросы. Даже в мой адрес приходят, и мы с депутатами часто общаемся. И к ним приходят совершенно другие вопросы. Это сохранность денег, это качество капремонта, это очередность. Вы знаете, что есть два принципа: общий котел или принцип свой собственный счет специальный у дома. Здесь рекомендации можно давать только такие. Если дом относительно новый, то конечно нужно свой счет создавать.

С. Сорокина― Открывать и на него собирать деньги.

Ю.Кобаладзе― А кто определяет, какой дом аварийный. Я просто через это проходил, у нас от дома отслоился кусок.

М. Мень― Это специальная комиссия.

С. Сорокина― Вызывается и рассматривается это дело. Но тут работы непочатый край, потому что пока вы расселите предыдущих, поспеют следующие дома.

М. Мень― Это и должно работать постоянно. 40 тысяч домов, первый год программа работала, чуть больше 20 тысяч расселили, а в прошлом году уже 40 тысяч домов. Я прошу прощения. Я говорю сейчас про капремонт. Капитально отремонтировали в 2015 – больше 20 тысяч, а в 2016 – более 40 тысяч домов. Такой возможности у нас бюджетной бы не было. Сегодня 40 тысяч домов отремонтировано. Наверное, мало рассказываем об этом. И надо больше рассказывать и показывать. Все-таки такое дело неплохое.

С. Сорокина― А в каком регионе хуже всего дела обстоят?

М. Мень― У нас Тыва пока очень серьезно хромает. Забайкальский край, губернатор лишился должности из-за неудачной реализации расселения аварийного жилья. По аварийке если мы сейчас берем не капремонт Тыва, Амурская область очень сложно, большие объемы.

С. Сорокина― И денег нет.

М. Мень― И еще ряд регионов. Но деньги у них есть федеральные. А с них требуется только софинансирование. Но сейчас регионам непросто с бюджетами, иногда и с софинансированием сложно. И нам приходится им помогать.

С. Сорокина― А вот честно, много воруют на этих проектах?

М. Мень― Вы знаете, конечно, какие-то уголовные дела по субъектам РФ есть. Но вопиющий был случай в Брянской области. Когда построили совсем некачественно и посадили там и мэра города. Во всяком случае, под следствием точно находился. Таких вопиющих случаев было несколько. Но потом надо отдать должное общественникам, потому что мы маленькое министерство, у нас нет…

С. Сорокина― А общественники следят все-таки за этим. Сейчас пристально.

М. Мень― И Народный фронт, и Общественные палаты региональные. Но самый лучший контролер это люди, которые в будущие дома въедут. Вот в Кострому я как-то приехал смотреть объекты, которые готовятся к введению и там бабушки вышли, говорят, что мы все следим. Мы сейчас в программу вшили такую опцию, чтобы на каждом доме было написано, когда расселяет, кто расселяет и так далее. И конечно, лучшие контролеры это сами люди, которые понимают, что они в этот дом переедут.

С. Сорокина― Еще вопрос. Михаил Александрович, цены на ЖКХ растут и не поспевают за доходами, следите ли вы за повышением тарифов в этой вверенной вашей отрасли.

М. Мень― Тарифы не наше, тарифами занимается антимонопольная служба. Но что было нами предпринято в свое время. Еще когда только создалось министерство. Было две точки зрения. Они сейчас до сих пор существуют. Одна – что тарифы нужно заморозить, как они есть, и так их и остановить. Точка зрения консервативная. И либеральная точка зрения, что тарифы нужно отпустить в свободное плавание…

С. Сорокина― Пусть себе летят.

М. Мень― И они вообще должны быть экономически обоснованными. Мне кажется, что истина как всегда посередине. Потому что первое – замораживать там нечего. Потому что сейчас мы по поручению правительства вместе с коллегами из ФАС проводим анализ вообще реальной обоснованности тарифов. Потому что тарифы даже в одном субъекте РФ по муниципалитетам очень сильно разнятся. Это я проходил, сам работая в регионе. Один из муниципалитетов, я говорю, а почему у вас такой низкий тариф и пришел новый глава района и говорит, что я вынужден поднимать. Потому что у меня все обанкротились предприятия ЖКХ. Был коммунист предшественник мой, который из-за популизма держал тарифы вместо того, чтобы их индексировать в соответствии с инфляцией. И угробил всю систему ЖКХ. И понятно, что он резко не может поднять, он начинает поэтапно поднимать. Это первое. Я считаю, что тоже замораживать нечего. Нужно разобраться глобально, вместе с ФАС собираемся и я уверен, что в ближайшее время некое понимание у нас будет ценообразования в тарифах, в ресурсах. То, что касается отпустить и сделать экономически обоснованными тоже не работает. Потому что экономическая обоснованность тоже вещь очень спорная. Поэтому что сделано на сегодняшний день. Сегодня ограничивается предельный индекс совокупного платежа гражданина. Людей же интересует итого. То есть сегодня это предельный индекс не превышает инфляцию. Сегодня 4,5%. И если где-то это выше, то значит с этим необходимо разбираться. Максимум, что может сделать муниципалитет, это тот или иной ресурс может принять решение на заседании либо гордумы, либо совета депутатов и на основании каких-то, например, пришел концессионер и строит станцию обезжелезивания в одном районе. Приходит депутат и говорит, я готов за два года построить станцию, но она обойдется во столько-то, поднимите мне на два года тариф, я в течение двух лет построю.

Ю.Кобаладзе― Что такое обезжелезивание?

М. Мень― Это как пример просто. Сильный состав железа. В воде. И люди мучаются очень. Это как пример. Он выступает на совете, убеждает депутатов, что два или три года я берусь, вот тогда они могут пробить этот потолок решением совета депутатов. А так это немедленно сигнал нашего министерства и разбирательство, если это выше предельного совокупного индекса, который сегодня в районе инфляции.

С. Сорокина― Спрашивают, а когда сдадут долгострой от Роскап? Знаете такое.

М. Мень― Это как раз банк «Российский капитал», который санирует СУ-155. До конца 2018 года «Российский капитал» достроит все дома.

С. Сорокина― Вопрос такой. К вам в министерство наверняка пишут, как-то обращаются люди, присылают свои письма.

М. Мень― И  в социальных сетях с нами общаются. У нас обширная переписка.

С. Сорокина― Кто-то систематизирует, на что сейчас больше всего жалуются. Какие болевые точки? Помимо обманутых дольщиков и тарифов ЖКХ. Что еще.

М. Мень― Конечно, качество, сейчас больший акцент идет, мы видим в обращениях граждан на качество капремонта, качество обслуживания в домах, качество представления услуг ЖКХ. Сегодня уже есть отчетливый тренд такой, что люди акцент делают на качество. Понятно, что есть стандартные вещи это по долевому строительству, по тарифам и так далее. Но вот такой тренд отчетливо мы видим, что по всем позициям насчет качества серьезно поднимаются вопросы более чем два года назад.

С. Сорокина― «Добрый вечер, мы обманутые дольщики ЖК Царицыно. Москва. Нас 18 тысяч человек, подскажите, пожалуйста, какие меры будут приняты».

М. Мень― Давайте так. Напишите на меня письмо и отправьте мне. Можно прямо в приемную. Я сам посмотрю и свяжусь с правительством Москвы, узнаю по Царицыно, какая там конкретно ситуация.

С. Сорокина― Если вы нас сейчас слушаете, то в приемную Михаила Александровича Меня, и он постарается переадресовать это что называется в первые руки.

М. Мень― Конечно.

С. Сорокина― Хуснуллин будет разбираться или кто. Пишут нам: «Не убедили, что 214-й закон предотвращает мошенничество».

М. Мень― Только новые его параграфы что называется, вступили сейчас в действие, а некоторые вступают только с 1 июля. По убиранию дублирования со страховыми компаниями только внесен в ГД. Но то, что касается уставного капитала, мне кажется это очень важная вещь.

С. Сорокина― Это правда. Скажите, пожалуйста, у нас еще с советских времен тянется длинная очередь очередников на жилье. Она, как ни странно и в Москве не уменьшается. Где вроде строится много жилья, и решаются социальные вопросы. По стране наверняка что-то впечатляющее по цифрам. Что с этой категорий граждан делать?

М. Мень― Здесь что я хотел бы сказать. У нас есть определенные категории граждан, это те, кто переезжает с территории Севера, молодая семья, целый ряд программ, по которым мы работаем в том объеме средств, которые у нас есть. У муниципалитетов соответственно есть и у регионов свои программы, то есть сегодня такая работа ведется. Но строго по тем категориям граждан, которые по федеральным законам…

С. Сорокина― Но уменьшается хоть эта очередь по стране?

М. Мень― Поэтапно уменьшается, конечно. Для ветеранов Великой Отечественной войны.

С. Сорокина― Слушайте, с конца войны прошло уже сколько. Это же и смех, и грех. Уже невозможно слушать, когда говорят, вот ветеранам ко дню победы дали квартиру.

М. Мень― Реальным ветеранам уже конечно давно дали квартиры. Это уже в большинстве семьи ветеранов.

С. Сорокина― Понятно. Ну что же, нам уже надо завершать. Юрий Георгиевич, у тебя есть какой-нибудь еще вопросик.

Ю.Кобаладзе― Я уже все задал. Вот ЖКХ, конечно много вопросов.

С. Сорокина― Очень много вопросов. Ну хорошо. Быстренько говорите ваши ближайшие планы.

М. Мень― Сейчас у нас большой проект по благоустройству и развитию городской среды. Впервые в истории современной России 20 млрд. рублей выделено на благоустройство территорий по всей стране. Это касается дворовых территорий, знаковых объектов благоустройства в каждом практически муниципалитете. Наверное, это не очень большие деньги в целом по стране, но с учетом софинансирования это даст определенный эффект. Нам очень хочется, чтобы это было стартом вообще изменения внешнего облика наших городов.

Ю.Кобаладзе― Москва вообще впечатляет.

С. Сорокина― Москва отдельная история. Но значит, по стране что-то начинается. Спасибо, вот пролетел час, конечно, не успели проговорить все темы. Но надеемся, что мы еще вас увидим в студии.

М. Мень― Приглашайте.

С. Сорокина― Михаил Александрович Мень, министр строительства и ЖКХ. Спасибо, до встречи через неделю.

 

Новость с сайта Минстроя России: http://www.minstroyrf.ru/press/intervyu-glavy-minstroya-rossii-mikhaila-menya-radiostantsii-ekho-moskvy-29-03-2017/

← Все новости